Tuesday, June 9, 2015

barkalov

Абидна, да?
не только орфо графия, но и суть
БНБ таки был purissimo демографический демограф, каких мало в РФ, да и в СССР

Воспоминания о Николае Борисовиче Баркалове


Когда стал студентом и первый раз пришёл на занятия в МГУ, Николай Борисович был первым, кого я встретил. Точнее, первое моё занятие вёл именно он. Это был семинар по математическому анализу, где мы осваивали предельный переход, производные и интегралы, которые мы немного проходили в школе. Отличительной чертой Баркалова-педагога было отсутствие заигрывания с аудиторией и прозрачная понятность его требований. Для примера, на других занятиях от студента требовался так называемый развёрнутый ответ, а Николаю Борисовичу достаточно было сказать: да или нет, или показать ответ, записанный в тетрадке. На этой основе возникла симпатия, поскольку лить воду не любил, и сейчас не люблю.

Это первое знакомство длилось полгода или год, точнее уже не вспомню. Потом наступил период длиною в несколько лет, когда мы практически не пересекались, исключая небольшой семинар для сотрудников факультета по применению ЭВМ (Норд, норвежского, по-моему, производства) в демографическом анализе, на котором Николай Борисович, в частности, представил то, что далее стало пакетом NSFA (New Shapes of Fertility Analysis), также много внимания он уделил двугорбому возрастному распределению повозрастной рождаемости, наблюдавшемуся в то время в республиках советской Средней Азии, рассказывал о модельных таблицах смертности Коула-Демени и многомерных таблицах на примере работ Роджерса и Института системных исследований в Вене.

Следующая наша встреча была организована проф. Валентеем, который стал моим научным руководителем в аспирантуре. Несмотря на большую нагрузку заведующего кафедры, заведующего лабораторией, руководителя Центра по изучению проблем народонаселения и др., проф. Валентей много внимания уделял аспирантам и студентам, в том числе индивидуальной работе с ними. Для более эффективной работы им использовался и административный ресурс. В один прекрасный день он вызвал к себе, представил нас друг другу и постановил Николаю Борисовичу работать со мной до защиты диссертации, направлять меня и наставлять. Отказаться было нельзя.

Это уже было время перестройки, открытия общества и демографической статистики, конца холодной войны, свежих ветров и т.д. Для Николая Борисовича перемены были очень существенны, поскольку ему открылся выезд за границу, хотя бы в Польшу и ГДР. Он получил возможность встречаться с иностранцами, что приняло форму преподавания курса демографического анализа с применением персонального компьютера на курсах ООН для специалистов по демографии из развивающихся стран, известных также как программа ООН “Население и развитие” в МГУ. В рамках сотрудничества ООН и МГУ в университете был организован компьютерный класс, поставкой, по-моему, семи IBM PS/2 и двух или трёх портативных (portable) компьютеров Compaq. Портативных, значит размером с большой чемодан, но всё-таки переносных. Один из Compaq’ов был оснащён специальным устройством, позволяющим снимать изображение с дисплея компьютера и проектировать его на большой экран. Это позволяло не писать мелом на доске, а делать то, что теперь называется презентацией, хотя презентационного software ещё не было.

Упомянутый курс занимал один день в расписании, сначала была лекция на первом этаже, в аудитории №8, оснащённой аппаратурой для синхронного перевода, потом наверху, в компьютерном классе курсов ООН проходило три пары практических занятий для трёх групп слушателей. Разбиение на группы проходило по критерию уровня компьютерной грамотности и специальной подготовки, сначала шли более или менее опытные пользователи и/или знающие предмет, потом новички, последними были впервые увидевшие компьютер. Аналогичный курс предлагался на спец.отделении по демографии (ФПК) и студентам, специализирующимся по кафедре населения, дипломникам. Их на группы не разбивали, они сидели по трое за одним компьютером.

Договор между мной и Николаем Борисович о совместной работе по выполнению постановления проф. Валентея был заключён в устной форме. По договору Николай Борисович обеспечивал мне доступ в компьютерный класс и согласовывал этот доступ с администрацией курсов ООН (директор — Судоплатов А. П.), кроме этого он взял на себя обязательства три раза помочь мне существенно, но только три, что заставляло меня беречь этот ресурс и больше шевелить мозгами самостоятельно. С моей стороны гарантировались организованность, дисциплина и порядок в обеспечении учебного процесса, описанного выше. Другими словами: я дал слово и получил ключ взамен. В дальнейшем мои обязанности расширились, и пришлось отвечать за весь учебный процесс курсов ООН, составление и согласование расписания.

Таким образом, мы стали работать вместе. Пожалуй, это было самое лучшее время в жизни, — интересная работа и ежедневное позитивное развитие в общественной жизни. Обеспечение учебного процесса состояло в переноске Compaq’а из компьютерного класса в восьмую аудиторию и обратно, установке, необходимого для занятий софта на все компьютеры, поскольку сетей ещё не было. Кроме этого приходилось переводить с английского на русский язык слушателям, не владеющим английским, как правило, из Монголии, поскольку Николай Борисович проводил занятия на английском языке. Взамен я получил бесплатное специальное образование очень неплохого качества, имея возможность посещать и другие занятия, включая лекции Дарского и Андреева, которые также стали возможны благодаря изменению ситуации в стране.

Курс Баркалова включал в себя обучение электронным таблицам на примере Lotus 1-2-3. На нём был построен упоминавшийся пакет NSFA, слушатели должны были освоить написание и копирование формул, сортировку, умножение матриц, поиграть параметрами моделей рождаемости Коула-Трассела и Брасса. Несколько занятий было посвящено освоению некоторых процедур пакета MortPack, подбору подходящей модельной таблицы смертности и другим оценкам. Пакет DemProj изучался для освоения практики прогнозирования населения и понимания влияния основных компонент баланса численности населения и их изменения под действием демографической политики (модель Target). В это же время им был написан пакет PARITY (Cohort Parity Analysis) статистической оценки доли контролирующих рождаемость по распределению женщин по числу рождённых детей. В качестве научного руководителя одной из дипломных работ делались оценки распространённости ВИЧ-инфекции.

В общем и целом всё срослось очень удачно: перестройка и смягчение нравов, курсы ООН c современным оборудованием, доступ к зарубежным демографическим изданиям и коллегам, в частности, Sharon Kyrmeyer, с которой Николай Борисович долго и продуктивно работал. Не было только интернета, но что-то подобное ICQ уже появлялось. Сейчас уже трудно припомнить: как долго продолжалась эта ситуация. Наверно года три или четыре. Закончилась она отъездом Николая Борисович в США, но отношения не прервались. В 1993 году мы встречались в Вашингтоне, и обсуждали возможности дальнейшего сотрудничества, которое, к сожалению, по ряду обстоятельств не состоялось. После отъезда в США Баркаловым был написан пакет CUDA (Contraceptive Use Dynamics Analysis). После этого Николай Борисович несколько раз приезжал в Москву, выступал в доме учёных и на других площадках, но это всё было уже другое.

Совместная работа с Николаем Борисовичем осталась ярким пятном на жизненном пути. Спасибо Демоскопу за возможность вспомнить это время. Заинтересовавшимся для дальнейшего чтения рекомендую предисловие А. Г. Волкова к книге Н. Б. Баркалова «Моделирование демографического перехода».
Б. П. Денисов, МГУ 

No comments:

Post a Comment