Thursday, October 6, 2016

abortion problem

проблема аборта
В России делают аборты, но много и часто (раньше, правда, больше и чаще — немало важно е-замечание). Щетают, что есть проблема аборта (или оборта): много их. В педевикии даже статья есть, немного не про это, но всётки, другой педевикии у нас нет (хотя и это неверно). Якобы, есть разные точки зрения. На самом деле их две:


  • моя и
  • неправильная


  • Именно так. Если боитесь не запомнить, запишите. И это всё от того, что проблемы на самом деле нет, если отвлечься от постмодерна (об этом немного ниже пояса).
    Что такое проблема?
    Проблема — это что-то дано и надо найти неизвестное. Это материал из школьной программы. Проблема может не иметь решения, но это не наш случай. Как в школе, любой дурак, если читать умеет, может заглянуть в ответ. В нашем случае нет неизвестного, другими словами: всё украдено до нас проблема давно решена. С большой натяжкой можно предположить, что проблема стояла в середине 80-х. Натяжка — железный занавес, за который никого не пускали. Однако, по существу к 60м годам проблема была решена (не в СССР, не в РФ, не в соц.лагере, ну, не передовые мы).
    Чтобы снизить число абортов в РФ, надо просто посмотреть ответ, но для этого нада:
    • хотеть снизить и
    • уметь читать.
    По-модному говоря: нужна политическая воля. Её-то корова языком и слизнула.
    Теперь о пост-модернизме: отсутствие воли заменяется переливанием из пустого в порожнее в ТВ-шоу, спец.продукт, где любой идиот может поспорить с реальным профи, с кучей публикаций по теме.
    Я поэт, — сказал поэт.
    А, по-моему, ты — говно, — сказал рабочий. 
    чтобы не показацо шыпка умным, сошлюсь на авторитет:

    А. А. Зализняк: «Истина существует, и целью науки является ее поиск»

    «Мне хотелось бы высказаться в защиту двух простейших идей, которые прежде считались очевидными и даже просто банальными, а теперь звучат очень немодно:
    1) Истина существует, и целью науки является ее поиск.
    2) В любом обсуждаемом вопросе профессионал (если он действительно профессионал, а не просто носитель казенных титулов) в нормальном случае более прав, чем дилетант.

    Им противостоят положения, ныне гораздо более модные:
    1) Истины не существует, существует лишь множество мнений (или, говоря языком постмодернизма, множество текстов).
    2) По любому вопросу ничье мнение не весит больше, чем мнение кого-то иного. Девочка-пятиклассница имеет мнение, что Дарвин неправ, и хороший тон состоит в том, чтобы подавать этот факт как серьезный вызов биологической науке.

    Психологическая выгодность здесь не только для пишущего, но в не меньшей степени для значительной части читающих: сенсационное опровержение того, что еще вчера считалось общепринятой истиной, освобождает их от ощущения собственной недостаточной образованности, в один ход ставит их выше тех, кто корпел над изучением соответствующей традиционной премудрости, которая, как они теперь узнали, ничего не стоит.
    От признания того, что не существует истины в некоем глубоком философском вопросе, совершается переход к тому, что не существует истины ни в чём, скажем, в том, что в 1914 году началась Первая мировая война. И вот мы уже читаем, например, что никогда не было Ивана Грозного или что Батый — это Иван Калита. И что много страшнее, прискорбно большое количество людей принимает подобные новости охотно»

    сегодня тоже самое было изложено своими словами по другому поводу

    No comments:

    Post a Comment