Monday, May 16, 2016

old and no longer used or useful

убей оленя
Гудков (в ответ?):
Если говорить о российской истории, то, в отличие от западных стран, где общество создавало государство, у нас государство создавало общество. С этим процессом и связаны все коллективные символы.
.... Отдельный, частный человек лишен всякой ценности и значения, его жизнь ничего не стоит, а государство — это все: у него собственные «высшие» интересы; воля тех, кто выступает от имени государства — закон. Вне государства наш человек чувствует себя ничтожным, не имеющим собственного достоинства. Такое сознание постоянно культивируется.
Безусловно, это именно возвращение к очень архаичным структурам сознания [больше архаизации по ссылке ввер.ху]. Поэтому речь идет именно о сознательно навязываемой гражданам мифологии войны, ведь сейчас ушло практически все поколение участников и очевидцев тех событий. А люди помнили свою жизнь в те годы. Ничего «эпического» из характерной для официоза риторики в ней тогда не было.
Именно с 1965 года, с 20-летия Победы, начала разворачиваться кампания «Никто не забыт, ничто не забыто». Хотя, сакрализация Победы и создание многочисленных мемориалов сопровождались все тем же пренебрежением к жизни населения.
Непрожитые травмы не уходят, а оборачиваются дефектами восприятия или понимания уже в следующем поколении. Другими словами, эти травмы воспроизводятся уже не в сострадании, а во множестве табу, в неспособности к пониманию, сопереживанию. Следующее поколение было уже по-своему глухим. Поэтому неслучайно сейчас мы сталкиваемся с разрывом между нынешним днем и прошлым, с «дереализацией прошлого», вытеснением всего, что требовало своего осмысления.
... Горизонт исторического прошлого в представлении людей ограничен последним столетием и не выходит за рамки 1917 года (зари «новой эпохи», строительства «самого передового общества»). Все, что было до этого (Наполеон, Иван Грозный, крещение Руси и прочее), погружено в туманное безвременье и неопределенность.
Получается, что сейчас россияне больше ценят свое прошлое, чем настоящее. Это ретроградное мышление, отрицание действительности?
Я бы согласился с вашим суждением, но с некоторыми оговорками: большинство россиян просто не знают прошлого. Апелляция к нему не означает знания и понимания прошедших событий. Обращение к мифологизированному, препарированному и очень упрощенному прошлому нужно лишь для оправдания существующего порядка вещей, прежде всего — организации власти и ее права на принуждение.
... ни у людей, ни у страны нет образа будущего. А раз так — значит, и настоящее закрыто от понимания, нет ясных представлений об общественных силах, партиях, движениях, которые могли бы выдвигать цели общественного развития и тем самым задавать некоторую перспективу. Чем сильнее авторитарный режим, тем туманнее и неопределеннее становится настоящее и тем сильнее значимость апелляции к символам прошлого.
Как и всякий государственный церемониал, он умрет своей собственной смертью, как только его перестанут поддерживать власти. На наших глазах исчез один из главных советских праздников — 7 ноября (День Великой Октябрьской социалистической революции). Точно так же произошла перестановка праздников 1 и 9 Мая. Неслучайно о войне все вспоминают только в канун 9 Мая и — гораздо в меньшей степени — 22 июня. И совсем мало кто осознает, что война началась в сентябре 1939 года, когда вместе с гитлеровскими войсками Советская армия вступила в Польшу.
Нынешний культ Победы принципиально отличается от празднования окончания Второй мировой войны в странах Европы — там это день скорби, и он вписан в практику осмысления прошлого. У нас все наоборот: прославление Победы — способ коллективного самоутверждения и забвения жертв.
[сопсно: евровыбор Украины именно тут, но давно, а что РБ? Она итаг еврики]


No comments:

Post a Comment